Операция брауншвейг

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА

ОПЕРАЦИЯ «БЛАУ» — «ГОЛУБАЯ»

Германское командование на лето 1942 года разработало новый план ведения войны. Цель ос­тавалась прежней — разгромить Советский Союз. Но захват Москвы и Ленинграда откладывался. Главные удары были нацелены на Сталинград (теперь Волгоград) и Кавказ.

Почему Гитлер и его штаб решили поступить так, а не иначе? Давай разберемся в этом.

Чтобы двигались танки, автомобили, чтобы ле­тали самолеты, нужно горючее. Без горючего ма­шины мертвы. Припасенные гитлеровцами для молниеносной войны запасы нефти и бензина ис­тощились. А нефтяные промыслы союзника Гер­мании — королевской Румынии остались далеко позади фронта. На перевозку нефтепродуктов по железным дорогам уходило много времени, к тому же не каждый эшелон прибывал на станцию на­значения: советские самолеты бомбили их, их взрывали партизаны. В июне 1942 года Гитлер прилетел в Полтаву на совещание командиров южной группы войск. «Если я не получу нефти Майкопа и Грозного, я должен буду покончить с этой войной»,— сказал Гитлер. Вот как нужна бы­ла нефть фашистам.

Они нацеливались не только на нефть Северно­го Кавказа, но и на Баку, на промыслы по северно­му побережью Каспийского моря. Естественно, захватив эти районы, немцы оставили бы без горючего Красную Армию, ее танки, автомобили, самолеты.

Овладение Кавказом давало Германии еще много преимуществ. В таком случае у Советского Союза не осталось бы ни одного порта на Черном море и советский флот неминуемо погиб бы. Через Иран наша страна поддерживала связи с союзни­ками — Англией и США. Следовательно, для та­ких связей остались бы лишь Дальний Восток и Север. Дружественная Германии Турция попыта­лась бы вторгнуться на территорию Грузии, Ар­мении, Азербайджана, если бы немцы достигли на Кавказе успеха.

Тем же целям служил и захват Сталинграда. Водный путь, по которому в центр страны шли нефть, зерно и другие грузы, был бы перерезан. Мы лишились бы крупного промышленного цент­ра: на сталинградских заводах делались танки, минометы, снаряды. Захватив Сталинград, немец­ко-фашистские армии стали бы угрожать Москве с юга. К падению волжского города приурочивала выступление против Советского Союза Япония, которая сосредоточила на наших дальневосточных границах миллионную армию.

Германское командование учитывало и то, что район будущих боевых действий был удобен для их многочисленных танков и авиации — ровные степные просторы давали бронетанковым вой­скам возможность совершать стремительные и далекие рейды, от авиации же на такой местно­сти укрыться невозможно.

И еще было обстоятельство, которое учли Гит­лер и его штаб: союзники немцев — войска коро­левской Румынии, Венгрии и Италии (в этих стра­нах у власти были фашисты) — охотнее воевали на юге, в условиях более привычных для себя, чем на севере нашей страны.

Гитлер, его фельдмаршалы, генералы были уве­рены в успехе этой операции. Все, что было связа­но с подготовкой к ней, хранилось в глубокой тайне. Для тайны само название операции несколь­ко раз менялось: сначала она называлась «Зиг­фрид», потом «Брауншвейг», потом «Блау» — «Голубая».

Чтобы замаскировать «Голубую», чтобы от­влечь советские войска с южного направления на центральный участок фронта, немцы разрабо­тали ложную операцию, которую для убедитель­ности назвали «Кремль». Подготовка к ложной операции проходила во всех военных документах. 29 мая был подписан «Приказ о наступлении на Москву». Сами же немцы позаботились о том, чтобы эти сведения попали в руки нашей раз­ведки.

Так умно и, казалось, безупречно готовилось то, что через Полгода сам враг назвал сталинградской катастрофой.

ОБОРОНА СТАЛИНГРАДА

Советские войска не смогли сдержать превос­ходящие силы противника, наступавшего на сталинградском направлении. Но чем ближе к Волге отходили они, тем упорнее оборонялись.

Первый адъютант генерала писал о тех днях:

«При наступлении 6-й армии к Волге кровь немецких солдат лилась рекой. Отошли в прошлое легкие успехи западной кампании, равно как и бодрое настроение Солдат… Во время моих поез­док в вездеходе я постоянно встречал отставших солдат, которые после тяжелых боев разыскивали свои части. Особенно запомнились мне двое, уча­ствовавших в сражении под Калачом. Они служи­ли в той дивизии, куда я направлялся. Я взял их в свою машину. Сидевший за моей спиной ефрей­тор, еще находясь под свежим впечатлением пе­режитых боев, рассказывал:

— В таком пекле даже здесь, на Востоке, мне еще не приходилось бывать. Задал нам Иван жару, у нас только искры из глаз сыпались. Счастье еще, что наши окопы глубокие, иначе от нас ниче­го бы не осталось. Артиллерия у русских отлично работает — что ни выстрел, то прямое попадание в наши позиции. А мы только жмемся да поглубже в дерьмо зарываемся. Много наших от их артилле­рии пострадало. А самое большое проклятие — это «катюши».

Фашистское командование, чтобы возместить потери, вынуждено было постоянно перебрасы­вать к Сталинграду новые части, снимая их с кав­казского направления и даже из Западной Европы.

В июле на сталинградском направлении действо­вали 42 дивизии врага, в августе — 69, а к концу сентября —- 81 дивизия. Гордость вермахта -— 6-я полевая армия и 4-я танковая армия тоже были у Сталинграда. Именно они и вышли к рубежам на окраинах города.

Командующий 6-й армией генерал танковых войск Паулюс 12 сентября был вызван в Винницу, в ставку Гитлера. Выслушав доклад генерала, фю­рер приказал ему начать штурм Сталинграда. Гит­лер считал, что Красная Армия доживает послед­ние дни и надо только ускорить ее гибель.

Основную тяжесть вражеского удара в городе приняли на себя 62-я и 64-я армии, которыми командовали генерал (впоследствии Маршал Со­ветского Союза) Василий Иванович Чуйков и гене­рал Михаил Степанович Шумилов.

«Я никогда не забуду, — пишет Чуйков, — 14 сентября. Для Сталинграда оно стало одновре­менно одним из наиболее тяжелых и в то же время счастливых дней.

В этот день враг вклинился в город большими силами западнее вокзала. Фашистские головорезы выскакивали из машин, веселились, врывались в жилые кварталы с целью поживиться тем, что еще уцелело от пожара. А наши солдаты и офицеры, спрятавшись за углы зданий, в подвалах, на черда­ках домов, расстреливали зарвавшихся захватчи­ков.

Нельзя расценить эти действия немцев иначе, как психическую атаку. Но когда они были встре­чены дружным огнем и поползли, будто ошпарен­ные кипятком тараканы, и гибли на наших глазах, вот тут-то мы и почувствовали, что сможем унич­тожить фашистских захватчиков всех до единого».

Чуйков приказал своему штабу в дни наиболее тяжелых боев переместиться к самым передовым позициям. Армия знала, что ее командиры рядом, и солдаты дрались еще мужественнее, а штаб надежнее управлял войсками, хотя условия для его работы были невероятно сложные.

В середине октября враг предпринял еще одну яростную попытку овладеть всем городом и сбро­сить наши войска в Волгу. Вот что рассказывает Василий Иванович об этом времени:

« (начальник штаба армии) и (член Военного совета) с телефонами в руках рассматривают план города. По синим стрелам и цифрам, а также по красным изогну­тым линиям оцениваю положение на направлении главного удара противника. Вопросов не задаю, знаю, что полученные пять-десять минут назад данные об обстановке уже устарели. Вызываю к телефону командующего артиллерией армии Пожарского. Приказываю дать залп «катюш» дву­мя дивизионами. Одним — по силикатному заво­ду, другим по стадиону. Там, по моему мнению, должно было быть скопление войск противника…

После короткого обмена мнениями между чле­нами Военного совета стало ясно, что противник вновь бросил крупные силы против 62-й армии. Ближайшая цель врага — пробиться к Волге. Было ясно, что он сделает все возможное, чтобы воспре­тить подход подкреплений и подвоз боеприпасов из-за Волги. В ближайшие несколько дней нам предстояла небывало жестокая борьба только имеющимися в распоряжении 62-й армии силами. Наш блиндаж трясло как в лихорадке, земля зве­нела, с потолка сыпался песок, в углах и на потол­ке под балками что-то потрескивало, толчки от разорвавшихся вблизи крупных бомб грозили развалить наш блиндаж…

В тот день мы почти не видели солнца. Оно поднималось бурым пятном и изредка выглядыва­ло в просветы дымовых туч.

На фронте около шести километров Паулюс бросил в наступление под прикрытием ураганного огня три пехотные и две танковые дивизии… Пре­восходство в людях было пятикратным, в танках— двенадцатикратным, его авиация безраздельно господствовала на этом участке».

Сколько подвигов было совершено в те дни? Мы не знаем. Считать подвиги было некому, пото­му что каждый в то время дрался как герой.

Восемь немецких танков атаковали тяжелый танк КВ. Он подбил четыре. Но тут подошли еще несколько немецких машин. Им удалось поджечь КВ. Автоматчики врага ждали, когда советские танкисты станут вылезать из люка. В пламени и дыму командир танка Хасан Ямбеков, механик-водитель Андрей Тарабанов, командир орудия Сергей Феденко, радист Василий Мушилов вели огонь до последнего снаряда и патрона. Они не сдались врагу. Радио донесло до своих голос Хасана: «Прощайте, товарищи! Не забывайте нас!» Пением «Интернационала» закончилась эта герои­ческая радиопередача.

В батарее противотанковых орудий лейтенанта Алексея Очкина был пятнадцатилетний Ваня Федоров. Артиллеристы подобрали паренька на од­ной из станций, где стоял их эшелон. В Сталингра­де Ваня подносил снаряды к орудиям. На батарею двинулись танки, следом крались автоматчики. Много артиллеристов погибло в этой схватке. Ва­ня был жив. Гранатами отогнал автоматчиков, собирался метнуть гранату под танк, но был ранен в обе руки. Тогда мальчик-герой зажал гранату в зубах, бросился под гусеницу и взорвал танк. Все­го лишь один день Ваня был комсомольцем…

Не только героизм, но и мастерство советских солдат остановили фашистов в городе. Когда немецкая артиллерия и авиация начинали подготов­ку к атаке, наши солдаты подбирались вплотную к позициям врага и там пережидали налет — вра­жеские бомбы и снаряды падали на пустые окопы и щели. После налета солдаты быстро отходили в свои укрытия и встречали вражескую пехоту огнем. Если шли в атаку немецкие танки, а за ними автоматчики, то наши пропускали танки над свои­ми укрытиями, отсекая автоматчиков огнем. За танки же принимались артиллерия и бронебой­щики.

Особую службу сослужило в ночных боях на­ше «ура!». Немцы выставляли в захваченных зда­ниях наблюдателей, а остальные отдыхали в укры­тиях. Артиллеристы и пулеметчики, заранее при­стреляв окна и бойницы, просили пехоту погром­че, пострашнее крикнуть «ура!». Думая, что нача­лась атака, немцы бежали к окнам, проломам, бойницам и попадали под пули и осколки сна­рядов.

…Был конец осени. Надвигались холода. Все сроки взятия города, намеченные Гитлером, про­шли. Но город держался крепче, чем раньше. Все чаще немцев одолевали мрачные предчувствия. Солдат Шарф писал родственникам: «Судьба дол­го меня щадила и оберегала, чтобы заставить ис­пытать самые ужасные муки, какие только могут быть на этом свете. За десять дней я потерял всех товарищей. После того как в моей роте осталось 9 человек, ее расформировали. Я теперь кочую из одной роты в другую. Несколько дней находился в мотоциклетном взводе. Этого взвода теперь тоже нет… Только тот, кто побывал здесь, может понять, что мы сейчас далеки от победы, как никогда раньше».

Однако отказаться от захвата Сталинграда фа­шисты не могли. Он был для них воротами к сказочным военным выгодам — ты помнишь, эти вы­годы были подсчитаны ими в плане, который назывался «Голубая»?

8 ноября Гитлер по радио обратился к своим войскам с речью:

«Я хотел достичь Волги у одного определенно­го пункта, у одного определенного города. Слу­чайно этот город носит имя самого Сталина. Но я стремился туда не по этой причине. Город мог называться совсем иначе. Я шел туда потому, что это весьма важный пункт. Через него осущест­влялись перевозки 30 миллионов тонн грузов, из которых почти 9 миллионов тонн нефти. Туда стекалась с Украины и Кубани пшеница для от­правки на север. Туда доставлялась марганцевая руда. Там был гигантский перевалочный центр. Именно его я хотел взять, вы знаете, нам много не надо — мы его взяли! Остались незанятыми только несколько совсем незначительных точек. Некоторые спрашивают: а почему же вы не бере­те их побыстрее? Потому, что я не хочу там второ­го Вердена (Наступление германских войск на французов в 1916 году под городом Верденом. Город не был взят, а германские войска в многомесячных боях понесли ог­ромные потери).

Я добьюсь этого с помощью неболь­ших ударных групп!»

Всего одиннадцать дней прошло после этой речи, и хвастовство фюрера и все планы фашист­ской Германии были перечеркнуты. 19 ноября началось контрнаступление советских войск.

ПРЕЖДЕ НОВЫЕ Фермопилы

Сталинград называют Каннами XX века. Но его прежде надо назвать Фермопилами нашего времени. Ты помнишь, как триста спартанцев за­держали в Фермопильском горном проходе орду персов? Герои сложили там свои головы, но дали возможность греческому войску занять новые по­зиции. Так и защитники Сталинграда, стянув к себе отборные фашистские дивизии, удерживая их, уничтожая, дали возможность нашему народу приготовить все нужное для новых сражений и для победы.

Начало войны было горьким. Вот уже четыре десятка лет прошло, а все мы — и старые солда­ты и ты — переживаем неудачи сорок первого года, словно они были вчера. Каждый спрашивает: как же могло случиться такое? Почему мы так долго отступали и так далеко — до Волги?

Мой дорогой товарищ, легких войн не бывает. И никто не начинает войну, не рассчитывая на победу. Фашисты не напали бы на нас, если бы не были уверены в своей победе.

То, что война с фашистской Германией неиз­бежна, знали все. Коммунистическая партия, пра­вительство заботились, чтобы Красная Армия в будущей войне имела боевые машины не хуже, а лучше немецких. И наши конструкторы создали в 1940 году прекрасные истребители МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1, пикирующий бомбардировщик Пе-2, штурмовик Ил-2, прозванный потом самими немцами «черной смертью». Перед войной был сделан лучший танк в мире Т-34. Но мы не успели выпустить эти машины до войны в нужном ко­личестве.

Выпуск самолетов и танков старых образцов был приостановлен, а новых только начат. Нужен был еще год, чтобы оснастить Красную Армию современным оружием. Враг это знал. И он вы­брал для вторжения в Советский Союз именно этот момент — момент замены старой техники новой.

Мы сейчас с тобой немного посчитаем. Правда, цифры скучны, но они и точны. Когда началась война, в наших приграничных военных округах было 1475 новых танков Т-34 и KB, способных успешно сражаться с немецкими танками. Схо­жее положение было и с самолетами. В первой половине сорок первого года заводы выпус­тили 1946 новых истребителей, 458 пикирую­щих бомбардировщиков и 294 штурмовика. (И не все они к началу войны попали на гра­ницу.)

Враг же начал военные действия, имея на Во­сточном фронте около 4300 танков и 5 тысяч самолетов.

Сними со своей части шахматной доски больше половины фигур и попробуй выиграть партию. Может быть, ты и выиграешь, если твой сопер­ник не умеет играть в шахматы. Но гитлеровские генералы не были новичками на войне — прежде чем напасть на Советский Союз, они завоевали всю Западную Европу.

Напрашивается вопрос: почему же мы не нача­ли перевооружения Красной Армии несколькими годами раньше? Тут уж ты разберешься сам — можно было сделать это или нельзя. Ты учил историю, знаешь, какая нищета досталась нам от царского строя, знаешь, с какой невероятной бы­стротой советский народ строил рудники, заводы, электростанции, институты. Наша быстрота и стремительность удивляли мир. Но немного не успели мы. И случилась беда.

То, что не успели мы в мирное время, при­шлось наверстывать во время самой войны. Когда защитники Сталинграда мужественно сдержива­ли страшный натиск врага, с не меньшим мужест­вом работали рабочие на заводах. И они сделали, казалось, невозможное: к концу ноября 1942 года немецкие цифры и наши цифры уравнялись. На советско-германском фронте у фашистов былотысяч орудий и минометов, 5080 танков и штурмовых орудий, 3500 боевых самолетов. А у нас — орудий и минометов 77,8 тысячи да 1742 реактивные установки, танков и самоходных орудий 7350, боевых самолетов 4544.

Количество фигур на обеих половинах шахматной доски стало меняться в нашу пользу.

Теперь все зависело от мастерства, от таланта полководцев и командиров. И мы знаем, звезда германской военной славы, так стремительно взлетевшая над горизонтом, после этого померкла и покатилась вниз. Звезда советской военной сла­вы поднималась все выше и выше — до самого зенита.

Окружение и уничтожение 330-тысячной ар­мии под Сталинградом история назвала новыми Каннами. Сравнения никогда не бывают точными: то, что сделали наши военачальники, грандиознее деяния Ганнибала. И грандиознее подвига спар­танцев в Фермопильском ущелье подвиг совет­ских людей на Волге.

НАЧАЛО НАЧАЛА

День 12 сентября отмечен немецкими военны­ми историками как дата встречи Паулюса с Гитле­ром в Виннице. Ты помнишь, генерал летал туда, чтобы получить приказ о штурме Сталинграда. Но в этот же день произошло более важное собы­тие. Правда, поначалу оно не выходило из числа рядовых, это был обычный для того времени раз­говор военачальников в Кремле. Однако последст­вия его оказались такими грандиозными, что мы должны отметить в противовес немецкому наше 12 сентября — советское.

Днем 12 сентября из района Сталинграда выле­тел в Москву заместитель Верховного Главноко­мандующего генерал армии (потом Маршал Со­ветского Союза) Георгий Константинович Жуков. Через четыре часа он был в Кремле у Верховного Главнокомандующего Иосифа Виссарионовича Сталина. Там же находился начальник Генераль­ного штаба генерал-полковник (впоследствии Маршал Советского Союза) Александр Михайло­вич Василевский.

Правительство тревожилось за судьбу волж­ского города. Особенно беспокоило то, что се­вернее Сталинграда немцам удалось выйти к реке и разъединить наши части довольно широким ко­ридором.

Чтобы ликвидировать этот коридор, были нужны большие силы. Сталин достал свою карту, где были помечены резервы Ставки Верховного Главнокомандования, и стал рассматривать ее. «Мы,— вспоминает Жуков,— с Александром Ми­хайловичем отошли подальше от стола в сторону и очень тихо говорили о том, что, видимо, надо искать какое-то иное решение.

— А какое «иное» решение? — вдруг подняв голову, спросил Сталин.

…Мы подошли к столу.

— Вот что,— продолжал он,— поезжайте в Генштаб и подумайте хорошенько, что надо предпринять в районе Сталинграда. Откуда и какие войска можно перебросить для усиления сталин­градской группировки, а заодно подумайте и о Кавказском фронте. Завтра в 9 часов вечера собе­ремся здесь».

Весь следующий день Жуков и Василевский работали в Генштабе. А ночью на новой встрече у Сталина они рассказали замысел будущего контрнаступления. Оно дало бы возможность не растрачивать силы на ликвидацию коридора, на незначительное улучшение других позиций, а привело бы к изменению обстановки в нашу поль­зу на всем южном крыле советско-германского фронта.

Пользуясь тем, что линия фронта напоминала прямой угол, в вершине которого был Сталинград, предлагалось со сторон угла, с его катетов нанести удары один навстречу другому по гипотенузе — так, чтобы самая мощная группировка фашистских войск оказалась замкнутой в огромном треуголь­нике.

План был смелый и дерзкий. Выполнение его дало бы нашей стране огромные выгоды. Давай посчитаем их по пальцам.

В окружении оказалась бы треть миллиона лучших германских войск: они или сдались бы в плен, или были бы уничтожены.

После этого оголился бы левый фланг и тыл германских войск, наступавших на Северный Кав­каз. Эти войска оказались бы под угрозой окруже­ния между Каспийским и Черным морями. Зна­чит, им оставалось одно — отступать с Северного Кавказа. План операции «Голубая» по захвату нефтеносных и зерновых районов был бы окон­чательно сорван.

Советские войска после поражения немцев у Сталинграда и на Северном Кавказе перешли бы от обороны в наступление, а обороняться вынуж­дены были бы фашисты.

Союзники Германии — Япония и Турция — уже не рискнули бы вступить в войну против нас.

Победа наших войск принесла бы огромную радость советским людям и всем народам, пора­бощенным фашистами. А радость прибавляет си­лы: еще лучше работали бы рабочие на заводах, колхозники в полях, еще мужественнее сражались бы партизаны в тылу врага, крепче бы доставалось фашистам от борцов Сопротивления во Франции, в Югославии, в Норвегии…

Но мы ведь с тобой знаем, что выполнить мож­но не всякий заманчивый план, а только такой, в котором предусмотрены все слабые и сильные стороны противника. Советская разведка очень хорошо действовала в районе Сталинграда. Сведе­ния, собранные ею, тщательно изучались в Ген­штабе.

То, что контрнаступление будет удачным, под­тверждалось такими фактами.

Слева и справа от германских войск, сгрудив­шихся у Сталинграда, стояли румынские, венгер­ские и итальянские войска. Вооружены они были хуже, чем немцы. У них имелись слабые трофей­ные танки (чехословацкие и французские), проти­вотанковой артиллерии было мало. Боевой дух румынских, венгерских, итальянских солдат не от­личался крепостью — кому охота расплачиваться жизнью за преступления чужого фюрера? На этих-то участках и предполагалось прорвать обо­рону противника.

Итак, оборону наши войска прорвали. Но ведь немцы не будут равнодушно смотреть, как гонят их союзников, потому что следующими, кому до­станется, будут сами немцы. Фашисты должны будут бросить свои дивизии, чтобы загородить проломы в линии фронта. Все дело в том, что у немцев уже не было таких свободных дивизий, все резервы фашистов полегли в степях у Сталин­града и на Северном Кавказе. В середине октября Гитлер прикажет своим войскам перейти к оборо­не почти на всем фронте. Он будет тешить себя надеждой, что в обороне перезимует новую воен­ную зиму, а летом снова начнет наступление, по­слав на фронт еще уцелевших мужчин Германии.

Немцы, как говорят, были обескровлены в наступлении. Но ведь и наши войска понесли не­малые потери. Какими же силами будем вести контрнаступление мы? Сталинград — новые Фер­мопилы: пока город оборонялся, в тылу Советской страны были подготовлены мощные резервы. На­ши бойцы получили много танков Т-34, много но­вых самолетов — истребителей, пикировщиков, штурмовиков, было много орудий у наших и много снарядов к ним. Теперь у нас было чем воевать.

Вся задуманная операция делилась на несколь­ко частей:

1)прорыв обороны;

2)окружение немецкой группировки и города;

3)создание внешнего фронта, который задер­жал бы фашистов, идущих на помощь окружен­ным; .

4)пресечение попыток врага выйти из кольца и полное уничтожение окруженных войск.

Замысел контрнаступления заинтересовал Сталина. В конце обсуждения он сказал: «Разго­вор о плане продолжим позже. То, что мы здесь обсуждали, кроме нас троих, пока никто не дол­жен знать».

Жуков и Василевский выехали в район боевых действий, чтобы изучить условия для подготовки контрнаступления, посмотреть места, где лучше сосредоточить резервы.

Было у них и еще важное задание — помочь командующим фронтами организовать оборону волжских рубежей. Ты ведь знаешь, как враг в эту пору рвался к реке, как хотел занять весь город. В оборонительных боях советские войска должны были не только устоять, но и как можно больше истребить врагов, их танков, самолетов, орудий — от этого тоже зависел успех контрна­ступления.

В конце сентября в Ставке снова состоялся разговор о будущих военных действиях. На этот раз вернувшиеся с фронта Жуков и Василевский подписали карту-план контрнаступления. «Ут­верждаю»,— написал на плане Сталин.

Надо ли говорить, как важно было сохранить наш план в тайне? В дальнейшем, когда в работе над планом приняли участие другие военачальни­ки — начальники родов войск Красной Армии, командующие фронтами и армиями,— разговор о плане вели только с глазу на глаз, при личных встречах. Ни в письменных распоряжениях, ни в разговорах и шифровках по телефону и по радио не было ничего, что могло бы натолкнуть гитле­ровскую разведку на следы будущей операции.

СВОЕ ДЕРЖАТЬ В ТАЙНЕ,

ЧУЖОЕ ЗНАТЬ

Операция «Уран» — такое название получило контрнаступление — должна была начаться 9 ноября на Юго-Западном фронте и 10-го — на Ста­линградском. Разница в сроках объяснялась тем, что до Калача — места встречи ударных группиро­вок обоих фронтов — с севера надо было пройти 120—140 километров, а с юга — 100. Всего 3—4 дня отводилось для этих ударов.

Однако сроки начала «Урана» были перенесе­ны на 19 и 20 ноября. Из-за недостатка автомоби­лей вовремя не были подвезены боеприпасы, го­рючее, зимнее обмундирование. Не в полной мере была готова и авиация. А на нее возлагались боль­шие задачи: подавить авиацию немцев, прикрыть наши войска от ударов с воздуха, пробивать бом­бежками дорогу наступающим частям, преследо­вать отходящего противника.

Каждый день отсрочки таил в себе опасность того, что немцы узнают нашу тайну. И тайна охранялась всеми способами.

Новые войска сосредоточивались не там, где им предстояло нанести удар, а в 50—60 километ­рах от нужного места. Все передвижения произ­водились только ночью, с погашенными фарами. На день и люди и машины замирали, затаивались по оврагам, в редких лесках, селениях. Дело ос­ложнялось тем, что на Юго-Западном фронте ре­зервам приходилось переправляться через Дон, а на Сталинградском — через Волгу. И если по бе­регу Дона были леса, которые на светлое время укрывали танки, орудия, пехоту, то берега Волги были совершенно открыты. Немецкие летчики бомбили мосты, паромы, однако и на Волге скоп­ления наших войск не заметили. В это время через реку эвакуировались со своим имуществом жите­ли Сталинграда. Они-то и помогли в этом месте маскировке войск.

Задолго до контрнаступления прекратилась почтовая связь между солдатами ближних фрон­тов и их семьями — по перемещению полевой почты враг тоже мог догадаться о перемещении войск.

Все скрыть от врага, а самим все знать о враге — в этом был залог успеха. Главный маршал артил­лерии Николай Николаевич Воронов, которого Ставка тоже послала в район контрнаступления, вспоминал: «Мы следили за врагом во все глаза. Наблюдение велось круглосуточно. Непрерывно работала звукометрическая разведка, которая вы­являла вражеские артиллерийские и минометные батареи. С воздуха шло систематическое фотогра­фирование расположения противника, особенно тех районов, где намечался прорыв его обороны. Генералы-артиллеристы часами просиживали за стереотрубами на наблюдательных пунктах… Ставка обязывала на направлениях главных уда­ров при прорыве обороны противника создать такие группировки войск, чтобы было достигнуто, по крайней мере, тройное превосходство над вра­гом. Много раз пришлось считать и пересчиты­вать наши силы, в особенности группировки ар­тиллерии, чтобы такое превосходство было дейст­вительно обеспечено».

В самый канун контрнаступления разведчики 5-й танковой армии на Юго-Западном фронте уз­нали, что враг в первых траншеях оставил только наблюдателей, а настоящую оборону занял в трех километрах от переднего края. На Сталинградском фронте разведчики обнаружили новую кавалерийскую дивизию румын. Все это учитывалось нашим командованием.

15 ноября в район Сталинграда пришла теле­грамма из Москвы.

Товарищу КОНСТАНТИНОВУ.

Только лично.

День переселения Федорова и Иванова можете назначить по Вашему усмотрению, а потом доло­жите мне об этом по приезде в Москву. Если у Вас возникнет мысль о том, чтобы кто-либо из них начал переселение раньше или позже на один или два дня, то уполномочиваю Вас решить и этот вопрос по Вашему усмотрению.

13 часов 10 минут

15.11.42 г.».

За фамилией Васильева был Сталин, телеграм­му он послал Жукову. Федоров был на самом деле Николаем Федоровичем Ватутиным, командую­щим Юго-Западным фронтом, а Иванов — это Андрей Иванович Еременко, командующий Ста­линградским фронтом. Василевский в телеграммах именовался Михайловым, Константин Константи­нович Рокоссовский, командующий Донским фронтом, был Донцовым.

Под «переселением» подразумевалось наступ­ление. Причин изменять сроки «переселения» не было. И 17 ноября точные сроки наступления по­лучили командующие армиями. Все войска узнали это только за несколько часов до атаки.

Генерал армии Павел Иванович Батов в то вре­мя командовал 65-й армией. Он вспоминает: «В этот же день было решено созвать командный состав на проигрыш операции. Мы собрались близ берега Дона на скате Дружилинских высот. Над головами трепетали под порывами холодного ветра раскинутые саперами маскиро­вочные сети. Вокруг макета были отрыты щели с легкими пере­крытиями на случай огневого налета. В 50—60 мет­рах стояли оптические приборы, у которых рабо­тали наблюдатели. Это было очень удобно: каж­дого командира можно подвести от макета к сте­реотрубе и здесь, на реальной местности, прове­рить решение, увидеть свое направление и рубежи, которые должны быть достигнуты к сроку.

Участвовали в проигрыше офицеры управления армии, командиры и начальники политорганов наших соединений, а также частей усиления и представители соседних армий. Здесь были все, кто через два дня вместе будет творить победу; сейчас они в последний раз взвешивали свои воз­можности, обдумывали свои действия на общем фоне армейской операции».

Все, начиная от высших командиров до солдат, знали, что и где они должны делать в назначенный, как говорил Суворов, петушиный час.

Мы с тобой, пока тянется медлительное время ожидания приказа, опять немного посчитаем.

К 19 ноября на сталинградском направлении у немцев было: людей — 1 , орудий и мино­метов —, танков и самоходных орудий — 675, самолетов — 1216. А у нас: людей — 1 , орудий и минометов —, танков и самоход­ных орудий—1463, самолетов—1350. Как ви­дишь, самолетов, и танков, и орудий у нас было больше. Но главное наше преимущество заключалось в том, что мы смогли незаметно сосредото­чить вдвое, втрое больше войск и техники на на­правлении главных ударов; в этом и заключается, ты уже знаешь это, первая часть военного искус­ства.

Мы говорили с тобой, что резервов у герман­ского командования осенью 1942 года уже не бы­ло. Но, попав в отчаянное положение, враг мог перебросить к Сталинграду войска с центрального фронта. И вот, чтобы не случилось этого, чтобы не было у Сталинграда неучтенных, не заплани­рованных нами немецких дивизий, было решено одновременно с «Ураном» провести наступатель­ную операцию в районе Вязьмы и Ржева, за много сотен километров от Сталинграда.

В ночь с 18 на 19 ноября войска получили дол­гожданный приказ о переходе в контрнаступле­ние. До атаки оставалось несколько часов. Но тайна «Урана» оберегалась, как и в самом начале, как в сентябрьские дни. Соединения 5-й танковой армии получили распоряжение: «Шлите прием­щика за получением меховых перчаток». Читалась эта фраза так: «Начало атаки пехоты 19.11.42 г. 8.50».

В землянках при тусклом свете коптилок, сде­ланных из снарядных гильз, в блиндажах политру­ки читали обращение к солдатам:

«…Идя в бой, мы знаем, что мы идем освобож­дать братьев и сестер, томящихся в фашистской неволе. В наших руках, товарищи, находится судь­ба Родины, судьба нашего великого народа. От нас с вами, от нашего упорства и умения зависит — будет ли каждый советский человек жить в своей свободной стране или будет, как раб, гнуть спину у барона.

…За кровь загубленных фашистскими людоеда­ми наших жен и детей, за пролитую кровь наших бойцов и командиров мы должны пролить потоки вражеской черной крови.

Вперед к победе! Смерть немецким оккупан­там!»

ПРАЗДНИК НАШЕГО ОРУЖИЯ

Утро 19 ноября на Юго-Западном фронте и на правом крыле Донского фронта выдалось туман­ное. Серая пелена прикрыла степь и овраги. Во мгле скрылись неприятельские позиции: рвы, ряды колючей проволоки, доты. И что было совсем плохо, не могла в такую погоду действовать авиа­ция. Однако отложить начало операции «Уран» было невозможно. Слишком много сил ушло на то, чтобы подготовить все именно к этому утру. Слишком много людей — сотни тысяч — ждали с минуты на минуту сигнала к грозному бою, к яростному празднику нашего оружия. Да, атака была нашим праздником, и даже медные трубы звучали во время ее. Когда на две минуты стихли пушки, генерал-майор грузин Таварткиладзе дал знак стотрубному оркестру и только вслед за этим подал знак другой — поднял свою дивизию в атаку.

Но вернемся к самому началу. В 7.20 артилле­ристы по телефону получили команду «сирена». И тут же все 5888 орудий и минометов были заря­жены. В 7.30 прозвучала команда «огонь». На позиции врага обрушился смерч стали и пламени. Артиллеристы работали и за себя, и за летчиков, которые не могли сейчас подняться с аэродромов.

Огневой налет продолжался до 8.48. В 8.50 пошли в атаку стрелковые дивизии. Они должны были пробить в обороне врага бреши, уничтожить там уцелевшие после артналета огневые точки. Вслед за пехотой в бреши, как в распахнутые воро­та, войдут танки. Им очень важно не задержаться здесь, не остановиться на первых рубежах — у них свое дело: выйти на степной простор и, не считая километры, гнать врага, сбитого с насиженного места, захватывать его штабы, мосты, склады, перерезать дороги, уничтожать резервы, с неза­щищенного тыла нападать на очаги сопротивле­ния.

Но туман сделал свое дело. Не все цели у про­тивника были подавлены артогнем. Враг упорно оборонялся в уцелевших дотах. К 12.00 наши пехо­тинцы продвинулись всего на 2—3 километра. Оборону все не удавалось прорвать. А драгоцен­ное время летело. Враг мог прийти в себя от вне­запного удара.

Командующий 5-й танковой армией генерал-лейтенант знал, что терять танки на первом рубеже полководцу непростительно, как непростительно школьнику не знать, сколько будет дважды два. Но другого выхода не было. И он приказал 1-му и 26-му танковым корпусам двинуться в полуоткрытые ворота, помочь пехоте распахнуть их настежь.

Танки пошли вперед, обогнали пехоту. Скоро вражеская оборона между реками Цуцкан и Цари­ца была прорвана.

Появились первые толпы испуганных пленных. Они шли с поднятыми руками, не понимая, что случилось, откуда на их тихие недавно места нале­тела буря. Но было еще много очагов сопротивле­ния: дотов, артиллерийских батарей. Танки обхо­дили их стороной, затем возвращались к ним с тыла и уничтожали.

Во второй половине дня ширина бреши увели­чилась до 16 километров. Тогда в нее вошел 8-й кавалерийский корпус. Он тоже обогнал пехо­ту. Танки, кавалерия — подвижные соединения нашей армии — углублялись с боями все дальше на юг и юго-восток. За ними двигались стрелковые соединения. Они довершали уничтожение раз­громленных танкистами войск, очищая от неприя­теля села и хутора, собирали пленных.

К вечеру погода совсем испортилась. На степь, на дороги, пропадавшие в тумане, повалил мок­рый снег. Танкисты двигались по азимутам, только с помощью компаса они находили нужное направ­ление. В такой обстановке могли случиться любые неожиданности.

Генерал , который командовал 26-м корпусом, вспоминает: «В конце дня произо­шла любопытная встреча с оперативными резервами противника. Под покровом ночи и при обиль­ном снегопаде мы продолжали движение вперед по колонному пути с включенным светом. Вдруг при подходе к отделению совхоза № 86 по нашей колонне был открыт артогонь. Выключили свет, и стрельба прекратилась. Продвинувшись вперед еще километра на два, я приказал остановить ко­лонну и выслать из ядра разведки дозор в направ­лении выстрелов. Когда были выключены моторы и настала ночная тишина, то мы услышали шум моторов и движение танков, но левее нас и в про­тивоположную нашему движению сторону. Тут же поступило донесение от разведки, что танки противника пошли в сторону фронта — к городу Серафимовичу. Оказалось, что 1-я румынская танковая дивизия из района Перелазовского спе­шила на фронт, на помощь своим пехотным диви­зиям. Приказал в бой не вступать. Иметь наблюде­ние, не теряя соприкосновения.

Танковая колонна противника, дойдя до стани­цы Новоцарицынской, продолжала движение на север. А мы повернули строго на юг — на Пере­лазовский. Таким образом, тылы румынской тан­ковой дивизии были отрезаны, большинство ее автомашин с горючим, боеприпасами и продо­вольствием были попросту включены в нашу ко­лонну. Водителей противника оставили за рулем, посадив к ним по автоматчику. Что касается вражеских танков, то мчитесь, голубчики, даль­ше, без горючего и боеприпасов много не навою­ете…»

На рассвете второго дня контрнаступления корпус подошел к большому селу Перелазовско­му, где перекрещивались дороги с разных направ­лений. «Без единого выстрела,— рассказывает Родин,— мы окружили населенный пункт, и толь­ко тогда, когда танки пошли в атаку под прикры­тием нашего артогня, противник открыл свой огонь. Но было поздно, танки уже ворвались на улицы. Не прошло и часа, как судьба этого важно­го пункта была решена. Захвачена масса пленных, вся штабная документация, узел связи, типогра­фия, склады, госпиталь с ранеными и даже хлебо­пекарня с хлебом, масса автомашин и другой тех­ники».

Слева от 26-го успешно действовал 4-й танко­вый корпус. Вскоре они сблизились и почти па­раллельно двинулись на восток, к городу Калачу на Дону — тот район, где планом «Уран» намеча­лась встреча подвижных соединений Юго-Запад­ного и Сталинградского фронтов. От исходных позиций оба корпуса отошли уже на 35—40 кило­метров.

Ты помнишь, путь в район Калача с юга короче, чем с севера. Но теперь, после удачного боя тан­ков, для войск обоих фронтов он стал одинако­вым. Пришло время наступать Сталинградскому фронту.

Радуясь успеху товарищей, наступавших с се­вера, с нетерпением ждали приказа к атаке войска Сталинградского фронта. Утром 20 ноября у них все было готово, чтобы из промежутков между озерами Сарпой, Цацой и Барманцаком устремить­ся на прорыв вражеской обороны. В ложбинах, поросших камышом, за небольшими пригорками стояли танки, орудия, сосредоточилась пехота. Было 8.00 — время начала артподготовки. Однако командующий фронтом Еременко медлил — здесь тоже местность была закрыта туманом. Туман ста­новился все гуще. Пошел снег.

Ставка Верховного Главнокомандования бес­покоилась, запрашивала из Москвы, удастся ли начать наступление вовремя.

К счастью, туман начал рассеиваться. И в 10.00 залпом «катюш», как уже было принято в наших войсках, началась артподготовка.

Пока наши снаряды разворачивают доты не­приятеля, устроенные на холмах перед озерами, корежат его пушки, рушат блиндажи, мы с тобой поговорим о карте контрнаступления. Карта слож­ная, на ней много цифр, много линий, много стрел, на ней реки, населенные пункты, города. Может быть, ты, убоявшись сложности, решил не разгля­дывать ее, а перелистнуть эту страницу? Напрасно. Если ты разок-другой-третий заставишь себя ра­зобраться в схеме военных действий, ты почувст­вуешь даже удовольствие — удовольствие читать карту. А главное, без чтения карты нельзя понять, что, где и как происходило.

Давай разбираться вместе. Найди сначала Ста­линград — видишь, там скопление синих и черных цифр. Синие цифры обозначают неприятеля, чер­ные — наши войска. По густоте цифр, по тесноте на карте можно уже судить, как много там сгру­дилось войск. В обе стороны от Сталинграда циф­ры стоят реже — значит, и войск там меньше. Но в верхнем левом углу карты и в правом нижнем густота наших цифр увеличивается — это места, где мы сосредоточили силы для нанесения главных ударов.

Много на карте красных стрел. Они стреми­тельные и широкие. Вражеские синие стрелы тон­кие — толщина стрел показывает, чьи удары мощ­нее. Острием же стрелы показывают направление ударов.

С первого взгляда на этого красного ежа, на эти красные вилы видно, в какой угол наша армия загоняет фашистского волка. Но часть стрел на­правлена на юг и на запад — это первые удары против волчьей стаи, которая потом будет пытать­ся выручить 6-ю армию Паулюса.

Генерал Родин рассказывал о встрече с румын­скими танками около отделения совхоза № 86. Найди этот пункт на карте. Он между истоками речек Цуцкана и Царицы. Чуть южнее отделения совхоза — синий овал со стрелкой, которая идет сначала на северо-восток, а потом круто повора­чивает на юг. Этот овал — та самая 1-я румынская танковая дивизия, чье горючее и боеприпасы прихватили с собой танкисты Родина. Карта гово­рит нам: предположение генерала, что много ру­мыны не навоюют, сбылось — это подтверждается крутым поворотом стрелки.

Найди соединения, которые мы уже упомина­ли, найди населенные пункты, у которых были бои. Рассмотри все внимательно. Читая рассказ о контрнаступлении дальше, по мере необходимо­сти заглядывай в карту.

А теперь мы возвратимся на Сталинградский фронт, в район озер.

Артподготовка закончилась. В атаку пошла пехота. Ко второй половине дня она прорвала оборону противника в нескольких местах. Под­вижные соединения ждали этого момента и хлы­нули в пробоины.

Посмотрим, как действовали они.

Южнее Сталинграда у самого берега Волги сосредоточился 13-й механизированный корпус — это место на карте обозначено черным овалом с двумя ромбиками (ромбики — танки). Отыскать корпус тебе поможет красный флажок с надписью «57А». (Флажками обозначаются штабы, древко флажка всегда направлено в сторону противника.) Нашел штаб нашей 57-й армии? Вот и хорошо.

На запад от нашего корпуса в глубине обороны располагались части 4-й танковой армии немцев. Видишь синий флажок у селения Верхне-Цари-цынский? Это ее штаб. Рядом с ним синий овал — сосредоточение 29-й моторизованной дивизии немцев, которой командовал генерал Лейзер.

Наши стрелковые дивизии вели в этом районе тяжелые бои. Враг уже понял, что его окружают, он яростно сопротивлялся, контратаковал. Некото­рые населенные пункты (к примеру, Нариман) переходили из рук в руки.

На рассвете второго дня контрнаступления после залпов «катюш» полк майора Крючихина штурмом взял колхоз имени 8 Марта и село Варваровка. В это время в селе заправлялись горючим 52 немецких танка. Все танки и их экипажи были захвачены нашими солдатами. Можно представить себе ярость генерала Лейзера, когда он узнал о та­кой потере. Чтобы вернуть танки, генерал бросил против нашего полка всю свою дивизию. Трудно бы пришлось пехотинцам, но тут к Варваровке подошли танки 13-го механизированного корпуса. И Лейзеру пришлось иметь дело с ними. Немецкая дивизия была смята. Понесли потери и другие вражеские части. Они откатились за речку Черв­леную и там укрылись за мощными укрепления­ми. Штаб 4-й танковой армии немцев остался без войск, он бежал в противоположную сторону, на запад. У Червленой остановились и наши войска, прочно загородив выход армии Паулюса из буду­щего «котла».

Стремительно двигался 4-й механизированный корпус. Он имел важную задачу — в районе Кала­ча соединиться с корпусами, двигавшимися с севе­ра, и замкнуть кольцо окружения. Утром 21 ноября корпус перерезал важную для немцев железную дорогу, захватив станции Абганерово и Тингуту.

4-й кавалерийский корпус вошел в прорыв следом за механизированным. Ему надо было со­вершить 70-километровый марш, чтобы отрезать пути отхода неприятеля на село Абганерово. Вре­мени у конников было мало, двигались они по сте­пи без дорог, часто перебирались через крутые овраги. Гололедица затрудняла движение. Но ка­валеристы — казахи, киргизы, узбеки, таджики, туркмены — были привычны к седлу. Рассеивая по пути заслоны врага, конники в середине дня 21 ноября ворвались в село и после боя заняли его.

А что же в это время творилось у противника? Как он чувствовал себя? Какие действия предпри­нимал?

ОШЕЛОМЛЕННЫЕ И РАСТЕРЯННЫЕ

Штаб 6-й немецкой армии располагался в Голубинском, недалеко от Дона. (Найди его на карте, он помечен синим флажком и надписью «6А».) На второй день наступления он оказался в крити­ческом положении, его могли захватить наши войска. И Паулюс приказал переезжать в станицу Нижне-Чирскую у слияния Дона с Чиром. Шта­бисты жгли документы, увязывали пожитки, но пришел приказ Гитлера переместиться штабу в поселок Гумрак недалеко от Сталинграда. У Гит­лера и немецкого командования не было сомнений в том, что скоро удастся разжать танковые клещи советских армий и восстановить прежнее положе­ние.

Однако те, кто был непосредственным участни­ком событий, думали иначе. Мы с тобой послуша­ем офицера 8-го армейского корпуса Видера. В то время он находился в штабе корпуса в Песковатке — это на восток от Голубинского.

«Развивая наступление, превосходящие танко­вые и кавалерийские соединения русских в тот же день молниеносно обошли нас с севера, а на следующий день и с востока. Вся наша армия была взята в стальные клещи. Уже три дня спустя в Калаче на берегу Дона кольцо окружения сомк­нулось. Соединения русских непрерывно усили­вались.

Ошеломленные, растерянные, мы не сводили глаз с наших штабных карт — нанесенные на них жирные красные линии и стрелы обозначали на­правления многочисленных ударов противника, его обходные маневры, участки прорывов. При всех наших предчувствиях мы и в мыслях не до­пускали возможности такой чудовищной ката­строфы! Штабные схемы очень скоро обрели плоть и кровь в рассказах и донесениях непосредствен­ных участников событий; с севера и с запада в Песковатку — еще недавно тихую степную балку, где размещался наш штаб,— вливался захлестнув­ший нас поток беспорядочно отступавших частей.

Беглецы принесли нам недобрые вести: внезап­ное появление советских танков в сонном Калаче, нашем армейском тылу, вызвало там такую неу­держимую панику, что даже важный в стратеги­ческом отношении мост через Дон перешел в руки противника в целости и сохранности. Вскоре из расположения 11-го армейского корпуса, нашего соседа слева, чьи дивизии оказались под угрозой удара с тыла, к нам в Песковатку хлынули новые толпы оборванных, грязных, вконец измотанных бессонными ночами людей.

Прелюдией русского наступления на участке Клетская — Серафимович была многочасовая ар­тиллерийская подготовка — уничтожающий огонь из сотен орудий перепахал окопы румын. Перейдя затем в атаку, русские опрокинули и разгромили румынские части, позиции которых примыкали к нашему левому флангу. Вся румынская армия попала в кровавую мясорубку и фактически пере­стала существовать. Русское командование весьма искусно избрало направление своих ударов, кото­рые оно нанесло не только со своего донского плацдарма, но и из района южнее Сталинграда, от излучины Волги. Эти удары обрушились на самые уязвимые участки нашей обороны — северо-за­падный и юго-восточный, на стыки наших частей с румынскими; боеспособность последних была ограниченна, поскольку они не располагали доста­точным боевым опытом. Им не хватало тяжелой артиллерии и бронебойного оружия. Сколько-нибудь значительных резервов у нас, по существу, не было ни на одном участке; к тому же плохие метеорологические условия обрекли на бездейст­вие нашу авиацию. Поэтому мощные танковые клинья русских продвигались вперед неудержимо, а многочисленные кавалерийские подразделения, подвижные и неуловимые, роем кружились над кровоточащей раной прорыва и, проникая в наши тылы, усиливали неразбериху и панику».

Потом, когда в Нюрнберге будут судить фаши­стских военных преступников, ближайший по­мощник Гитлера генерал-полковник Йодль ска­жет: «Мы полностью просмотрели сосредоточе­ние крупных русских сил на фланге 6-й армии (на Дону). Мы абсолютно не имели представления о силе русских войск в этом районе. Раньше здесь ничего не было, и внезапно был нанесен удар боль­шой силы, имевший решающее значение».

Вернемся к событиям на фронте. Видер говорил о панике в Калаче. Что же произошло там?

26-му и 4-му танковым корпусам, чтобы соеди­ниться с 4-м механизированным корпусом, надо было форсировать Дон. Дело это было нелегкое, и оно заботило наших военачальников. Ведь если танкисты задержатся у Дона, для окруженного врага будет открыта дорога к отступлению.

Нашему командованию было известно, что у немцев около хутора Березовского есть мост через реку. Подходы к нему с запада прикрывались немецкой обороной, сам мост заминирован и под­готовлен к взрыву. Все же наши попытались за­хватить его в целости.

Была ночь (с 21 на 22 ноября). Танкисты 26-го корпуса к этому времени заняли населенный пункт Остров — до реки было уже недалеко. Командир корпуса Родин для захвата моста выде­лил две мотострелковые роты на автомобилях, пять танков и бронемашину. Командовать этим отрядом был назначен подполковник Филиппов.

Маленький отряд двигался по дороге, которая вела из Острова в Калач. И автомобили и танки зажгли фары. Расчет был на то, что немцы примут эту колонну за свою. Так оно и случилось. Через оборону перед мостом отряд прошел без всяких осложнений, его даже не остановили. До моста было еще довольно далеко, вслед за первым успе­хом могли случиться всякие неожиданности. Нер­вы и у солдат, и у командиров были напряжены. Но самообладание не покидало наших.

В степи отряд встретил повозку. Крестьянин вез двух немецких солдат. Гитлеровцы были уничто­жены. А крестьянин взялся показать подходы к пе­реправе, рассказал, где стоит непосредственная охрана моста,— он хорошо знал эти места,

Охрана приняла отряд Филиппова за своих (как позже выяснилось, у немцев была учебная часть, оснащенная захваченными у нас танками, и она часто пользовалась мостом). Несколько на­ших машин переехало мост, другие остановились перед ним. По сигналу ракетой советские солдаты с обеих сторон напали на охрану и уничтожили ее.

Мост захвачен. До Калача рукой подать. Фи­липпов решил ворваться в город, где еще спали фашисты. Но сил для захвата Калача было мало. Отряд с боем отступил из города и занял обо­рону вокруг моста. Немцы во что бы то ни ста­ло решили мост отбить. Они во много раз превос­ходящими силами атаковали советских стрелков и танкистов.

А в это время части корпуса, для которых бе­регся мост, вели тяжелый бой с фашистами в пят­надцати километрах от переправы. На пути наших танков немцы вкопали в землю пятьдесят своих танков и вели из них сильный огонь. Танкисты прорвались через этот заслон, а вечером 22 ноября переправились по мосту через реку.

Разбитые в этом районе немецкие части бежали на запад, к железнодорожной станции Суровикино. Найди ее на карте. Нашел? Севернее железной дороги — мощная красная стрела. В ее середине черная стрелка с ромбиком и надпись «1 тк». Ты догадался, это движение 1-го танкового корпуса. От большой стрелы на юг и на запад отходят крас­ные стрелки с черточками. Это передовые отряды, которые посланы корпусом для разведки отсту­пающего противника. Врагом, которого потрепали и обратили в бегство 26-й и 4-й танковые корпуса, теперь займется 1-й корпус. А у 26-го и 4-го свое главное дело — скорее соединиться с 4-м механи­зированным корпусом, наступающим с юга.

Теперь войска, наступающие с севера и с юга, разделяло всего 10—15 километров. В этот момент к узкому перешейку Паулюс бросил свои танко­вые дивизии: 24-ю и 16-ю. Он хотел раздвинуть наши танковые клещи. Взгляни еще разок на кар­ту, ты увидишь, что эти дивизии стояли у самого Сталинграда. Сейчас они оказались у пересечения реки Россошки с железной дорогой. В районе Мариновки и Карповки целые сутки — и ночью и днем — шло ожесточенное сражение. Оно закон­чилось нашей победой. Войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов соединились. Кольцо замкнулось. В окружении оказалась вся 6-я и часть 4-й танковой армии немцев — 330 тысяч человек. Это произошло в 16 часов 23 ноября.

Надо сказать, что, кроме этого огромного коль­ца, было еще одно — маленькое. На юг от города Серафимович, где размещался штаб Юго-Запад­ного фронта (косой флажок с надписью «Ю-3. фр.»), ты видишь на карте синюю изогнутую ли­нию, в которую уперлись остриями короткие крас­ные стрелы. Здесь попали в окружение пять ру­мынских пехотных дивизий. Их командование ждало помощи от немцев. Окруженным солдатам было приказано сопротивляться. Но благоразумие вскоре взяло верх; бригадный генерал Теодор Стэнеску послал к нам парламентеров. 23 ноября в 23.30 противник белыми и зелеными ракетами известил советское командование о том, что наши условия капитуляции он принял. Мы ответили зелеными и красными ракетами. Это означало: вот и хорошо, идите на пункты сбора пленных и складывайте в отведенные места оружие.

В плен сдалось 27 тысяч человек.

КОНЕЦ «ЗИМНЕЙ ГРОЗЫ»

Итак, германская армия окружена. Но ведь даже бабочку, накрытую сачком, надо уметь взять — она может выпорхнуть из самых рук.

Двадцать две дивизии и более 160 отдельных частей, попавшие в кольцо, напоминали не бабоч­ку в сачке, а волка в капкане. Озлобленного, яростного, готового к смертельной схватке.

Гитлер подбадривал окруженных. По радио он передал Паулюсу свой приказ: «6-я армия времен­но окружена русскими… Армия может поверить мне, что я сделаю все от меня зависящее для ее снабжения и своевременного, деблокирования. Я знаю 6-ю храбрую армию и ее командующего и уверен, что она выполнит свой долг».

Окруженные со дня на день ждали помощи. Честолюбивые даже рисовали себе в мыслях тот день, когда их, героев выхода из кольца, наградят специальными медалями или нашивками, когда можно будет рассказывать простакам легенды о собственной неустрашимости.

Пока германское командование разрабатывало план прорыва кольца и готовило для этого войска, наши армии одновременно делали два дела: ото­двигали как можно дальше внешний фронт окру­жения и сжимали как можно уже само кольцо. За шесть дней ожесточенных боев его удалось уменьшить вдвое. (Посмотри на карте, как оно стало выглядеть к 30 ноября.)

Наши сжимали кольцо, и внутри его все увели­чивалась плотность немецких войск. Все больше орудий, танков, пехоты скапливалось на каждом километре внутреннего фронта. Такую оборону пробивать становилось все труднее. Вскоре наше наступление совсем прекратилось. Усилить вой­ска было нечем. Новые дивизии потребовались в другом месте. Из Котельникова вдоль железной дороги к Сталинграду двинулись войска генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна. Они наме­ревались спасти фашистов из кольца.

Среди высокопоставленных гитлеровцев Манштейн занимал особое положение. Его военная слава вызывала зависть у многих генералов. Фельдмаршала называли человеком, «скрываю­щим свои чувства под маской ледяного спокойст­вия». Этому соответствовала и фамилия — чело­век-камень, так можно перевести ее на русский язык. Человека-камня Гитлер и назначил спасите­лем 6-й армии.

Казалось, что немцам было выгоднее наступать из района Нижне-Чирской: оттуда до кольца всего 40 километров. Но Манштейн выбрал путь втрое длиннее — от Котельникова. Объяснялось это тем, что у Нижне-Чирской немцам противостояло 15 наших дивизий, к тому же им надо было бы форсировать Дон. А длинную дорогу загоражива­ли только 5 наших дивизий и небольшие речные преграды. Длинную дорогу, по расчету фельдмар­шала, можно было пройти быстрее, чем короткую.

В район Котельникова в спешном порядке при­были новые немецкие части с Кавказа, из-под Воронежа и Орла, из Германии, Польши, Франции. Против 34 тысяч солдат нашей 51-й армии у немцев было 76 тысяч. Против наших 77 танков — 500, против 147 орудий и минометов — 340. С таким огромным перевесом в силах фашисты начали 12 декабря операцию «Зимняя гроза».

Гитлеровцы, окруженные у Сталинграда, лико­вали. То, что обещал фюрер, сбывается. Они при­готовились нанести удар по нашим войскам на­встречу Манштейну. По сигналу «Удар грома» 6-я армия могла перейти в наступление, когда ее избавители приблизятся к кольцу на 30 километ­ров. (Только на такое расстояние было горючее у танков окруженных.) Встреча Манштейна и Паулюса намечалась в районе станции Тундутово. (Найди станцию на карте, она почти у самой Вол­ги.)

На помощь советским войскам, принявшим первый удар «Зимней грозы», двигалась форси­рованным, то есть самым быстрым, маршем 2-я гвардейская армия генерал-лейтенанта (потом Маршала Советского Союза) Родиона Яковлевича Малиновского. Ей было приказано занять оборону на северном берегу реки Мышкова. Дальше Мышкова врага нельзя было пускать. Иначе могла слу­читься огромная беда — враг мог бы вернуть все, что он потерял после нашего контрнаступления.

Гвардейцам требовалась неделя, чтобы при­быть в район боевых действий. Стужа была в сте­пи, мела метелица. Солдаты шли почти без при­валов, преодолевая за сутки по 40—50 километров. А пока шли они, врага сдерживали бойцы 51-й ар­мии генерал-майора . Этой армии были подчинены и знакомые нам корпуса — 4-й и 13-й механизированные и 4-й кавалерийский.

Вот ведь как бывает на войне: исход всей Ста­линградской битвы, в которой с обеих сторон участвовало по миллиону человек, сейчас зависел от 34 тысяч советских бойцов. Если бы дрогнули они, если бы не продержались семь грозовых дней между Аксаем и Мышковой, нам пришлось бы многое начинать заново. Но они не дрогнули. И Родина потом отметила их подвиг орденами и ме­далями, а Николай Иванович Труфанов получил орден Кутузова I степени.

Основное танковое сражение развернулось у хутора Верхне-Кумского, где перекрещивались степные дороги. Историками оно отнесено к са­мым ожесточенным во всей второй мировой войне. Много раз хутор переходил из рук в руки, много танков врага сгорело там и много полегло там наших героев.

Солдаты во главе со старшим лейтенантом Наумовым обороняли курган перед хутором. Их было двадцать четыре, и они подбили восемнад­цать фашистских танков. Немцы заняли курган, когда в живых уже никого не осталось. Вечером товарищи погибших атаковали курган и вернули его.

Разъезд Жутов обороняли сорок восемь авто­матчиков, им помогали два танка и орудие. Много атак гитлеровских танков и мотопехоты отбили герои. Немцам удалось захватить разъезд, лишь когда они двинули туда пятнадцать танков. Ночью автоматчики контратаковали врага и заняли часть поселка. Они держались там, пока не подошла помощь. Фашисты были окружены и уничтожены.

Боец взвода противотанковых ружей комсо­молец выстрелами и гранатами подбил пять танков. В бою он был тяжело ранен, осколком мины ему оторвало ступню, а пуля пробила руку. Герой нашел в себе силы стрелять по танкам и подбил еще три. Под девятый он бро­сился с гранатой.

За двенадцать дней боев войска Манштейна потеряли 160 танков, 82 самолета, около 100 ору­дий и 8 тысяч человек убитыми. Ценой таких по­терь гитлеровцы продвинулись к кольцу на 40 ки­лометров. «Будьте уверены в нашей помощи»,— радировал Манштейн Паулюсу.

Но Манштейн не успел. Сигнал «Удар грома» так и не был подан. 2-я гвардейская армия на шесть часов опередила фашистов. И когда они подошли к Мышкове, там уже был поставлен непреодолимый заслон.

Маршал Советского Бирюзов был начальником штаба армии. Он писал о тех днях: «Зацепившись за северный берег реки Мышковы, 2-я гвардейская армия не только стойко держала оборону, но и готовилась к переходу в решительное наступление. Командующий армией генерал-лейтенант так исполь­зовал силы, что у него все время оставался креп­кий резерв.

На рассвете 22 декабря Манштейн опять возоб­новил свои попытки прорваться к окруженной группировке Паулюса. Бои с самого начала приняли ожесточенный характер. перебрался на командный пункт 98-й стрелковой дивизии, оборонявшей наиболее ответственный рубеж. Я находился в 24-й гвардейской стрелковой дивизии у генерала Кошевого.

Поднялась пурга. Мороз крепчал. В занесенных снегом окопах совсем не видно было солдат.

Особенно меня беспокоил полк полковника Кухарева, перед которым противник сосредото­чил большие силы. Решил сам побывать там. Но не успел я добраться до кухаревского НП, как гитле­ровцы открыли ураганный артиллерийский и ми­нометный огонь и подвергли расположение полка жестокой бомбежке с воздуха. Казалось, все жи­вое здесь будет уничтожено. А на горизонте пока­зались уже вражеские танки. Двигались они, часто меняя курс, и было их более 60.

Я неоднократно бывал в жарких боях, а такого еще не видел. Особенно героически действовали бывшие моряки-тихоокеанцы. Многие из них ски­нули бушлаты и в одних тельняшках с гранатами в руках бросались на фашистские танки.

Отличились опять и артиллеристы 20-й истребительно-противотанковой бригады. Они приняли на себя удар основных сил противника. Бой затя­нулся до самой ночи. И как ни старался враг, ему нигде не удалось прорвать наши позиции.

Когда я вернулся на КП армии, там находился уже и Родион Яковлевич Малиновский. Несмотря на усталость, настроение у него было приподня­тое. Он кратко подытожил результаты нелегкого дня, а заключил все так:

— Сегодня мы окончательно остановили гроз­ного противника. Теперь сами пойдем в наступле­ние».

Наше наступление началось 24 декабря. Оно было очень успешным. Уже утром 29 декабря советские танки выбили врага из Котельникова. Потрепанные дивизии Манштейна, опасаясь окру­жения, поспешно отходили на юг. К последнему дню 1942 года, к 31 декабря, линия фронта отодви­нулась от Сталинграда на 200—250 километ­ров.

«Зимняя гроза» кончилась. Она не помогла 6-й армии.

Но Гитлер, как ты помнишь, обещал еще Паулюсу наладить воздушное снабжение войск. По расчетам германского командования, армия, полу­чив в достаточном количестве боеприпасы, горю­чее и продовольствие, могла продержаться в коль­це до весны — до нового общего наступления нем­цев. И если она все же погибла бы за зиму, то с очень большими потерями для советских войск.

Посмотрим, что получилось с этим обещанием фюрера.

КАК РУХНУЛ «ВОЗДУШНЫЙ МОСТ»

После того как фашисты были окружены, пе­ред гитлеровским командованием встала задача наладить воздушное снабжение окруженных. Боеспособность армии теперь зависела от продук­тов питания, боеприпасов и горючего, которые доставят ей самолеты.

Мы с тобой в главе «Почерк полководца» уже говорили, как важно уметь командиру считать и не упускать при этом из виду самые мелочи. Не­мецкие генералы в дни окружения принялись за подсчеты всего необходимого для 6-й армии. Они считают и теперь — пытаются понять, как погибло их окруженное воинство.

После войны в Западной Германии вышла книга генерал-майора Ганса Дёрра. Она называется «Поход на Сталинград». Дёрр участвовал в неудач­ном наступлении Манштейна и был очевидцем тех событий. Генерал ругает теперь Гитлера, а заодно и командование 6-й армии за то, что суточ­ная потребность грузов была определена только в 600 тонн. Дёрр сам составил таблицу, в которой определяет ежедневный расход продовольствия, боеприпасов и горючего.

«На человек по 1,225 кг — 306 тонн продовольствия.

На 1800 орудий при расходе в день 10 снаря­дов — 540 тонн боеприпасов.

Намоторов при норме расхода горючего в день 10 л, причем предполагается, что большая их часть не работает,100 тонн горючего.

Всего 946 тонн

В этих подсчетах,— пишет Дёрр,— не учтены 8000 лошадей, боеприпасы для стрелкового ору­жия всех видов, инженерное имущество, мате­риалы для ремонтно-восстановительных работ, са­нитарное имущество, обмундирование и полевая почта, хотя без всего этого нельзя обойтись. Если учесть все это, то итог возрастает до 1200 тонн в сутки».

Для нас с тобой особенно важно начало рас­суждений Дёрра о снабжении 6-й армии по воз­духу: «Учитывая уроки последней войны с Рос­сией, следует в будущем при подготовке офицер­ских кадров, а также в планах генерального штаба рассматривать снабжение в масштабах, выходя­щих за рамки ведения операции и боя… В этом отношении нам предстоит переучиваться».

Недобиток Дёрр, который задал деру от Ко­тельникова, пишет теперь цифры, чтобы уберечь нынешних реваншистов от ошибок в будущей войне. Ну что ж, характер западных генералов нам известен. Добра от них ждать не приходится. Поэ­тому мы, тоже учитывая опыт прошлого, разбе­рем, как и почему в кольцо фашисты доставляли в сутки не 1200 тонн, а всего 94. Тебе, будущему командиру, важно знать, и как взлетают в воздух мосты наземные, и как врезаются в землю мосты воздушные.

Основные базы снабжения немцев вначале располагались в районах Тацинской и Морозовска. (Они в левом нижнем углу карты.) Там были со­средоточены сотни транспортных самолетов «Юнкерс-52» (грузоподъемность 2 тонны) и «Хейн-кель-111» (грузоподъемность 1,5 тонны). Уничто­жение транспортных самолетов стало главной задачей нашей авиации и войск противовоздушной обороны. Потом за это дело взялись и наземные войска.

Командование нашей авиации поделило прост­ранство между базами снабжения и кольцом на четыре зоны. В первой — за линией фронта — действовали летчики дальней бомбардировочной авиации. Во второй — между линией внешнего фронта и кольцом — фашистов перехватывали истребители. В третьей — на подходе к кольцу — по транспортным самолетам вела огонь зенитная артиллерия. В четвертой — в самом кольце — действовали истребители, штурмовики и бомбардировщики: первые сбивали врага в воздухе, вто­рые и третьи бомбили его, когда он приземлялся на аэродромах в районах Питомник, Гумрак, Воропоново.

Первый удар по скоплению Ю-52 и Хе-111 в Тацинской нанес отряд наших самолетов, состояв­ший из семи штурмовиков Ил-2 и девяти пикиру­ющих бомбардировщиков Пе-2. Наши под при­крытием Яков незаметно подошли к аэродрому и, вынырнув из облаков, сбросили бомбы. Во второй заход тоже были сброшены бомбы, а в последую­щие четыре захода транспортные самолеты унич­тожались огнем из пушек и пулеметов, а также реактивными снарядами (у штурмовиков под крыльями были маленькие «катюши»). Яки всту­пили в бой с «мессершмиттами» и отвлекли их от наших тяжелых самолетов. В этот раз враг поте­рял около 40 «юнкерсов» и «хейнкелей».

А как же выполняли эту задачу наземные войска? Особое военное счастье в борьбе с воздуш­ными базами немцев выпало на долю танкистов 24-го корпуса. Им командовал генерал-майор Василий Михайлович Баданов. «Небольшого ро­ста, энергичный, он носил простой овчинный по­лушубок, на голове — огромную папаху. Баданов когда-то был учителем, но теперь напоминал командира времен гражданской войны. За внеш­ней его простотой таился глубокий ум, твердая воля крупного военачальника» — так описывает своего боевого товарища маршал авиации .

В то время наши войска начали новое наступ­ление — против 8-й армии итальянцев, 3-й армии румын и немецких частей. Корпусу Баданова было приказано войти в прорыв и устремиться в глубь немецких тылов, чтобы внезапно выйти к Тацинской и уничтожить там самолеты и скла­ды.

Легендарный рейд танков начался 17 декабря. Невозможно представить трудности, которые выпали танкистам. Был сильный мороз. Снег забивал смотровые щели, проникал в машины и висел там белой пылью. Бомбардировщики про­тивника сторожили танки на марше. Танки разъезжались во время налетов по степи и, маневрируя, уклонялись от сброшенных бомб. Рядом взлетала земля, по броне били осколки, но страшны были только прямые попадания. А их удалось избежать.

Оберегаясь от вражеских бомбардировщиков, корпус двигался в основном ночами, с потушен­ными фарами. Днем же танки небольшими группа­ми совершали броски-перекаты от одного укры­тия к другому. Экипажи и десантники, сидевшие на танках, ели и спали на морозе, да и такого сна не хватало. К этому надо добавить главное — постоянные бои с немцами, итальянцами, румына­ми. Танки громили штабы, резервы, захватывали склады с продовольствием и горючим, освобож­дали села и хутора. Следом двигались механизи­рованные и стрелковые части. Танкисты переда­вали им в руки трофеи и пленных.

За пять дней корпус продвинулся вперед на 240 километров. Наступил день, когда танки дале­ко оторвались от своих тихоходных товарищей и остались в немецком тылу одни. Это было опасно. Однако ждать отставших — значит потерять драгоценное время, упустить момент внезапности, дать возможность фашистам разгадать маршрут корпуса. До Тацинской оставалось всего лишь 30 километров.

Баданов решил действовать в одиночестве. Настала ночь. Только три часа получили экипажи на сон и ремонт машин перед решающим броском. Пока готовили они танки и дремали в своих желез­ных домах, пешая разведка с помощью партизан обследовала подступы к Тацинской и обозначила вешками и регулировщиками маршруты движения танковых отрядов.

О том, что было дальше, послушаем самого генерала Баданова:

«Утром 24 декабря был сильный густой туман. Оправдалось наше предвидение: противник нас не ожидал. Личный состав зенитных частей, про­тивотанковой артиллерии, прикрывавших аэрод­ром и станцию, находился не у орудий. Гарнизон противника спал. В 7.30 по сигналу «залп гвардей­ских минометов» наши танковые бригады неожи­данно для врага перешли в атаку.

Танки 54-й танковой бригады с десантом стре­мительным броском ворвались на аэродром, нача­ли уничтожать охрану аэродрома, расстреливали из автоматов и пулеметов бегущих к самолетам гитлеровских летчиков. Фашисты в панике бежали к самолетам кто в чем: в комбинезонах, в шине­лях. Они пытались оказывать сопротивление, но попадали под гусеницы танков. Одновременно 130-я танковая бригада овладела Тацинской, унич­тожила несколько артиллерийских батарей, танки противника, ворвалась с востока на аэродром и совместо с 54-й танковой бригадой стала истреблять самолеты.

…Танкисты быстро усвоили технику «топтать хвосты самолетов», так как удары по шасси само­лета не достигали цели, самолет, падая, накрывал танки и мог вывести их из строя… Танкисты вели машины по границе аэродрома, стреляя из пуле­метов по моторам самолетов и поджигая их.

В 1952 году в западногерманской газете «Ди дейче Золдатенцейтунг» появилась статья: «О тех, кто вырвался из преисподней, или Кровавая баня в Тацинской». Уцелевший летчик гитлеровских ВВС Курт Штрайт писал: «Утро 24 декабря 1942 года. На востоке брезжит слабый рассвет, освещающий серый горизонт. В этот момент со­ветские танки, ведя огонь, внезапно врываются в деревню и на аэродром. Самолеты сразу вспы­хивают как факелы. Всюду бушует пламя. Рвутся снаряды, взлетают в воздух боеприпасы. Мечутся грузовики, а между ними бегают отчаянно крича­щие люди.

Кто же даст приказ, куда направиться пилотам, пытающимся вырваться из этого ада?

Стартовать в направлении Новочеркасска — вот все, что успел приказать генерал. Начинается безумие… Со всех сторон выезжают на стартовую площадку самолеты. Все это происходит под ог­нем и в свете пожаров. Небо распростерлось баг­ровым колоколом над тысячами погибающих, лица которых выражают безумие. Вот один Ю-52, не успев подняться, врезается в танк, и оба взры­ваются со страшным грохотом в огромное облако пламени. Вот уже в воздухе сталкиваются «юн­кере» и «хейнкель» и разлетаются на мелкие куски вместе со своими пассажирами. Рев танков и авиамоторов смешивается со взрывами орудий­ного огня и пулеметными очередями в чудовищ­ную симфонию».

Немецкое командование, чтобы спасти базу, взяло часть войск у Манштейна и бросило их про­тив Баданова. Танкисты были окружены на аэрод­роме и пять суток вели тяжелые бои. 29 декабря командующий фронтом Ватутин приказал корпусу оставить Тацинскую и выйти из окружения. Глу­бокой ночью танки внезапно протаранили оборону немцев. Вскоре они с незначительными потерями перешли линию фронта и соединились со своими частями.

Было сделано огромное дело. Танкисты Бада­нова уничтожили большие склады горючего, сна­рядов, авиабомб, а главное — около, 300 самолетов на аэродроме и около 50 в эшелонах на железной дороге. Предположим, что половина из них была «юнкерсы», а половина «хейнкели». Посчитай, сколько грузов они могли доставить Паулюсу? Всеми же войсками было уничтожено около 800 транспортных самолетов.

Вскоре были освобождены нами Тацинская и Морозовск. Базы немцев отодвинулись от кольца на 300, а потом и на 450 километров. Так рухнул «воздушный мост».

Гитлеровцы голодали. В середине декабря они израсходовали последние запасы мяса — забрали 8 тысяч лошадей румынской кавалерийской диви­зии и съели их. Хлебный паек был урезан до 100 граммов в день, а потом — до 50. К этому полагалось несколько чашек овощного чая и пустой суп. На­чалась охота за уцелевшими кошками, собаками, воронами.

К голоду прибавился холод. Армия осталась на зиму без теплой одежды, без топлива. Ты, верно, видел на рисунках гитлеровских солдат — головы замотаны женскими платками, на плечах одеяла, ноги укутаны мешками, тряпками. Это не карика­тура. Так выглядели фашисты на самом деле. Мертвых гитлеровцы не хоронили: промерзшую землю копать трудно, а взрывчатку они берегли. Трупы складывали штабелями, как дрова.

Я пишу сейчас страшные слова и ловлю себя на мысли, что мне ничуть не жалко этих людей, хотя, кажется, я должен понять их страдания — я ведь сам и голодал и мерз. Но я не мерз бы, не голодал, не копал бы могил в промерзшей земле для убитых товарищей, если бы 6-я армия и другие германские армии не вторглись на нашу землю. Муки наших людей во время войны — святые му­ки. А муки фашистов — это кара за их преступле­ние. И кара малая.

Чтобы она была полной, должен был наступить день 10 января.

ОПЕРАЦИЯ «КОЛЬЦО»

Есть такая присказка:

—Я медведя поймал!

—Так веди его сюда!

—Да он не идет!

—Тогда сам иди!

—Не могу, медведь не пускает!

Армия Паулюса по сравнению с советскими войсками, окружившими ее, силой не была похожа на медведя. Но тем не менее она держала вокруг себя семь наших армий: 21, 24, 57, 62, 64, 65, 66-ю.

А в это время на огромном фронте — от Воро­нежа до Черного моря — шло успешное наступ­ление советских войск. Конечно, семь армий были бы там совсем нелишними.

Ставка Верховного Главнокомандования, чтобы высвободить эти армии к обще0му наступлению, намечала разгром врага в кольце еще на середину декабря. Однако наступление Манштейна застави­ло наметить более поздние сроки. Операция по уничтожению кольца началась 10 января нового, 1943 года. Она так и называлась—«Кольцо». Проводил ее Донской фронт.

Мы с тобой не будем спешить к разговору о том, как операция проходила. Мы прежде погово­рим с тобой о значении 2-й гвардейской армии в этих событиях.

Армия была хорошо обучена, прекрасно воору­жена, и командовал ею блестящий генерал Мали­новский (потом, уже после войны, он был мини­стром обороны СССР). С помощью этой армии можно было быстро ликвидировать кольцо. Став­ка и передала ее Донскому фронту. Сто шестьде­сят железнодорожных эшелонов 2-й гвардейской подходили в район выгрузки — к станциям Иловля и Качалин (это на железной дороге, которая с се­вера идет к Сталинграду). Командующий армией в это время со своими помощниками выехал на место будущих действий: он изучал там укрепле­ния противника, местность, на которой они расположены, состав и вооружение противника, дого­варивался с соседними армиями о взаимных дей­ствиях. Именно в этот момент наша разведка уста­новила, что из района Котельникова вот-вот нач­нется наступление Манштейна.

Остановить гитлеровского фельдмаршала мог­ла только 2-я гвардейская — других резервов у нас вблизи не было. Вот ведь как получилось: эта армия могла решить исход сражения с Паулюсом, могла решить исход сражения с Манштейном. Чего она не могла — это воевать одновременно в разных местах. И перед нашим командованием встал очень сложный вопрос: кого бить первым? Паулюса или Манштейна?

Ты готовишься стать командиром. Тебе, конеч­но, интересно знать, как было принято решение сначала разгромить Манштейна.

Командующий Донским фронтом Рокоссов­ский был за то, чтобы сначала разгромить Паулю­са. Он считал возможным так быстро разделаться с окруженными, что Манштейну из кольца выру­чать просто было бы некого. И самого кольца не было бы. Больше того, подойдя к Сталинграду, Манштейн сам попался бы в окружение. Наши армии, разделавшись с Паулюсом, устроили бы поблизости от старого новый «котел» и для фельд­маршала.

Но большинство военачальников думали по-другому. Рокоссовский в своих воспоминаниях приводит разговор, состоявшийся между Ставкой и штабом Донского фронта:

«С утра 12 декабря на Котельниковском направ­лении противник перешел в наступление и не­сколько потеснил части 51-й армии … Командующий Сталинградским фронтом генерал , опасаясь, что враг, разви­вая успех, может деблокировать окруженные войска, обратился в Ставку и к представителю Ставки (он постоянно нахо­дился в районе Сталинграда) с просьбой передать ему прибывающую 2-ю гвардейскую армию для использования ее против Манштейна…

Переговоры с Верховным Главнокомандующим велись по ВЧ в моем присутст­вии. Передавая мне трубку, Василевский сказал, что решается вопрос о передаче прямо с похода 2-й гвардейской армии в Сталинградский фронт в связи с возможным деблокированием окружен­ной группировки и что он поддерживает это пред­ложение.

Сталин спросил меня, как я отношусь к такому предложению. Получив мой отрицательный ответ, он продолжил переговоры с Василевским, который настойчиво доказывал необходимость передачи армии Сталинградскому фронту… заявляя, что Еременко сомневается в возможности отразить наступление имеющимися у него силами и что он сам не видит другого выхода. После этого Сталин сообщил мне, что он согласен с доводами Васи­левского, что мое решение — разделаться сначала с окруженной группировкой, используя для этого 2-ю гвардейскую армию,— смелое и оно заслужи­вает внимания, но для обстановки, о которой до­ложил ему Александр Михайлович, оно слишком рискованно, поэтому 2-ю гвардейскую армию сле­дует, не задерживая, спешно направить под Котельниково в распоряжение Еременко.

Выслушав мой краткий доклад о невозможности выполнения войсками Донского фронта поставленной Ставкой задачи — ликвидировать ок­руженного противника в связи с передачей 2-й гвардейской армии, он согласился с предложе­нием временно приостановить эту операцию, по­обещав усилить войска фронта дополнительными силами и средствами».

После этого, как ты уже знаешь, армия Мали­новского занялась Манштейном. И Манштейн вынужден был отступить.

Но, может быть, стоило рискнуть, стоило все же ударить сначала по войскам Паулюса, а потом поймать в кольцо его «избавителя»? Ведь на войне без риска не обойдешься!

Сам Рокоссовский до конца остался убежден­ным в своей правоте. (Кстати, это не умаляет до­стоинств выдающегося полководца. К тому же полностью опровергнуть или подтвердить его точ­ку зрения могли только военные действия. А они проходили не по его плану.)

Но нам кажется, если был бы принят план командующего Донским фронтом, часть гитлеров­ских войск просочилась бы из кольца и ушла бы с Манштейном. Чем это опасение можно подтвер­дить? Самое веское подтверждение такое: мы считали, что в кольце находятся 90 тысяч немцев; эти сведения дала командованию разведка Дон­ского фронта. И только после начала операции «Кольцо», когда было допрошено большое коли­чество пленных — в том числе квартирмейстер 6-й армии,— стало известно, что окруженных в три раза больше. В три раза!

К этому надо прибавить, что они в начале де­кабря были полностью боеспособны — не то что в январе, когда им нечего было есть и подошли к концу боеприпасы и горючее.

Еще одно обстоятельство замедляло уничтоже­ние 6-й армии. Зимой ночи длинные, а дни корот­кие — всего 5—6 часов светлого времени, когда может работать артиллерия и ее наблюдатели. Да и другим родам войск действовать в темноте плохо.

Нет, не успели бы мы разгромить Паулюса до подхода Манштейна. И мы с гордостью отмечаем, что операция «Кольцо» была намечена и проведе­на по всем правилам военного искусства, с огром­ной пользой для всей Красной Армии, для всей страны и даже для всего мира.

Как же проходила операция?

Прежде чем начать уничтожение врага, наше командование предложило ему капитуляцию — сдаться в плен. Парламентеры майор Смыслов и капитан Дятленко с белым флагом прошли к не­мецким позициям и вручили неприятельским офи­церам текст ультиматума. Вся окруженная армия знала об этом. У многих немцев появилась надеж­да на спасение. Вот что писал о том дне Гельмут Вельц:

«Сегодня 8 января. Этот день не такой, как все другие. Он требует от командования важного решения, самого важного, какое оно только может принять в данный момент. Каково будет это реше­ние — никто из нас не знает. Нам известно только одно: решающее слово может быть сказано только в течение двадцати четырех часов. Это знает каж­дый, кто принадлежит к 6-й армии. О том позаботились сотни тысяч русских листовок. Их целый день сбрасывают над нами медленно кружащие советские самолеты. На нас изливается ливень тоненьких листовок. Целыми пачками и врассып­ную, подхваченные ветром, падают они на землю: красные, зеленые, голубые, желтые и белые — всех цветов. Они падают на снежные сугробы, на дороги, на деревни и позиции. Каждый видит листовку, каждый читает ее, каждый сберегает ее и каждый высказывает свое мнение. Ультима­тум. Капитуляция. Плен. Питание. Возвращение на родину после войны. Все это проносится в моз­гу, сменяя друг друга, воспламеняет умы, вызы­вает острые споры».

Однако командование 6-й армии ультиматум отклонило и приказало своим солдатам впредь расстреливать русских парламентеров.

«О наших попытках вручить ультиматум и об официальном отклонении его,— пишет Воронов,— было доложено в Ставку.

— Что вы собираетесь делать дальше?

-— Сегодня все проконтролируем, а завтра начнем наступление,— ответил я.

Нам пожелали успеха».

Чтобы потери наших войск были минималь­ными, советское командование дало наступаю­щим много артиллерии и самолетов. Не случайно представителем Ставки здесь был начальник ар­тиллерии Красной Воронов. Численность же войск с обеих сторон была примерно одинаковой. Ты можешь спросить, как это получилось, если одной немецкой армии противостояли семь наших? Дело в том, что армии, корпуса, дивизии не бывают одинаковыми, как килограммы. Они могут быть больше или меньше, особенно в военных условиях; их численность зависит от задач, которые им поручены.

Почти час наши семь тысяч орудий разрушали укрепления немцев. По вражеским позициям на­несли удар бомбардировщики. Атака пехоты и танков началась успешно. Успешно она и разви­валась. На другой день был занят аэродром неда­леко от Воропонова, вскоре наша танковая раз­ведка вышла к главному аэродрому немцев около Питомника. Там началась паника. Вот как описы­вает этот случай Адам: «Паника началась неожи­данно и переросла в невообразимый хаос… Кто-то крикнул: «Русские идут!» В мгновение ока здоро­вые, больные и раненые — все выскочили из пала­ток и блиндажей. «Каждый пытался выбраться как можно скорее наружу. Кое-кто в панике был растоптан. Раненые цеплялись за товарищей, опи­рались на палки или винтовки и ковыляли так на ледяном ветру по направлению к Сталинграду. Обессилев в пути, они тут же падали, и никто не обращал на них внимания. Через несколько часов это были трупы. Ожесточенная борьба завязалась из-за мест на автомашинах. Наземный персонал аэродрома, санитары и легкораненые первыми бросились к уцелевшим легковым автомашинам на краю аэродрома Питомник, завели моторы и устремились на шоссе, ведущее в город. Вскоре целые гроздья людей висели на крыльях, поднож­ках и даже радиаторах. Машины чуть не развали­вались под такой тяжестью… Те, кто еще был спо­собен передвигаться, удирали, остальные взывали о помощи. Но это длилось недолго. Мороз делал свое дело, и вопли стихали. Действовал лишь один девиз: «Спасайся кто может!»

Но как можно было спастись в разбитом горо­де, в котором нас непрерывно атаковали русские? Речь шла не о спасении, а о самообмане подстеги­ваемых страхом, оборванных, полумертвых лю­дей, сломленных физически и нравственно в битве на уничтожение».

Однако на ряде участков немцы оборонялись яростно. Солдат убедили, что в плену их ждут страшные пытки и мучения, какими истязали они наших людей. А иным было проще расстаться с жизнью, чем видеть, как рушатся надежды стать властителями мира. Ну что ж, если враг не сдает­ся, его уничтожают.

За две недели нашего наступления 6-я армия потеряла свыше ста тысяч убитыми, ранеными и пленными. Теперь и генерал-полковник Паулюс — любимец фюрера, один из авторов плана войны против СССР — увидел другую сторону войны. Все ее ужасы, все муки, которые он готовил для нас, обрушились на его солдат. Паулюс осмелился просить у Гитлера разрешения на капитуляцию; он радировал фюреру:

«Докладываю обстановку на основе донесений корпусов и личного доклада тех командиров, с ко­торыми я смог связаться: войска не имеют боепри­пасов и продовольствия; связь поддерживается только с частями шести дивизий. На Южном, Северном и Западном фронтах отмечены явления разложения дисциплины. Единое управление войсками невозможно. На восточном участке изменения незначительные. 18 тысячам раненых не оказывается даже самая элементарная помощь из-за отсутствия перевязочных средств и медика­ментов. 44, 76, 100, 305 и 384-я пехотные дивизии уничтожены. Ввиду вклинения противника на многих участках фронт разорван. Опорные пункты и укрытия есть только в районе города, дальней­шая оборона бессмысленна. Катастрофа неизбеж­на. Для спасения еще оставшихся в живых людей прошу немедленно дать разрешение на капитуля­цию. Паулюс».

В ответ пришло: «Запрещаю капитуляцию! Армия должна удерживать позиции до последнего человека и до последнего патрона».

Интересная подробность: когда сузившееся до предела кольцо было рассечено на две части, начальник штаба 6-й армии генерал-лейтенант Шмидт послал своих помощников установить «контакт» с советскими войсками. Ревностный исполнитель бессмысленного приказа фюрера, он заблаговременно позаботился о собственной шкуре.

«Контакт» установить было нетрудно. Адъю­тант Паулюса Адам описывает этот момент так: «Было уже за полночь, когда Паулюс растянулся на своем матраце (в штабе, в подвале универма­га). Я заглянул на минутку к Роске. «Что ново­го?» — спросил я, входя. Роске был занят уничто­жением последних ненужных вещей. Он попросил меня сесть, предложил сигарету и закурил сам.

— Совсем близко, в переулке,— сказал Рос­ке,— стоит красный танк. Его орудие нацелено на наши развалины. Я сообщил об этом Шмидту. Он сказал, что надо, во что бы то ни стало помешать тому, чтобы танк открыл огонь, так как для всех нас это означало бы верную гибель. Поэтому пере­водчик с белым флагом должен пойти к командиру танка и начать переговоры о капитуляции. «Я сам,— сказал он,— позабочусь об этом».

Ты, мой товарищ, может быть, решил, что пе­реговоры будут вестись о капитуляции всей ар­мии? Нет. Пока речь шла о сдаче в плен только армейского штаба.

Прошла ночь. Адам снова зашел к своему прия­телю генералу Роске. И тот поведал ему, что было дальше. «Несколько часов назад я рассказывал вам, что Шмидт приказал переводчику пойти с белым флагом к командиру советского танка. Я вместе с переводчиком отправился наверх. Перед въездом во двор стоял советский танк, тем време­нем он придвинулся еще ближе. Входной люк был открыт, и из него выглядывал молодой офицер. Наш переводчик помахал белым флагом и подо­шел к танку. Я слышал, что он заговорил с рус­ским. После он поведал мне, что сказал советскому офицеру следующее: «Прекратите огонь! У меня есть для вас чрезвычайно важное дело. Повыше­ние и орден вам обеспечены. Вы можете пойти со мной и взять в плен командующего и весь штаб 6-й армии».

Итак, в 7 часов 31 января 1943 года генерал-фельдмаршал Паулюс был пленен. Почему фельд­маршал? Мы все время называли его генерал-полковником. За несколько часов до плена в штаб пришла радиограмма Гитлера. В ней сообщалось о повышении Паулюса в звании. Гитлер намере­вался этим подтолкнуть командующего к само­убийству — герой-фельдмаршал умирает, но не сдается! Паулюс понял намек, но стреляться не стал. «Я не доставлю им этого удовольствия»,— сказал он, прочитав радиограмму.

Узнав о капитуляции штаба, начали сдаваться в плен войска, оказавшиеся в южной части кольца. К 9 часам бои здесь закончились. Но северная часть кольца еще держалась. Командование Дон­ского фронта предложило Паулюсу приказать им прекратить сопротивление. Фельдмаршал отка­зался, сославшись на то, что он пленник и никем теперь не командует.

Что делают, если враг не сдается? Его уничто­жают. С южного участка, поскольку там уже была тишина, всю артиллерию перебросили на участок северный. Фашисты — 40 тысяч — оказались в кольце орудий. Точнее, в двойном кольце, потому что пушки невозможно было разместить в один ряд, их разместили в два ряда — так тесно они стояли по фронту. В небо поднялись бомбарди­ровщики и пошли на цель.

Теперь мы послушаем генерала армии Павла Ивановича Батова. В те дни он в звании генерал-лейтенанта, командовал 65-й армией Донского фронта.

«1 февраля на НП нашей армии царило необыч­ное оживление. Наблюдательный пункт был обо­рудован в основании насыпи окружной железной дороги. Стереотрубы выведены снизу между шпа­лами. Прибыли , , , . Все хотели видеть артиллерию в действии: ведь только в 214-й диви­зии имелось восемь артиллерийских полков уси­ления, свыше сотни орудий стояли на прямой наводке. И вот вся эта мощь загрохотала, Через три-пять минут из блиндажей, из подвалов, из-под танков начали выскакивать, выползать гитлеров­цы. Одни бежали, другие, обезумев, становились на колени, вздымая руки к небу. Всего 15 минут продолжалась неистовая артподготовка. Затем началась атака. Но в Спартановке уже никто не оказывал сопротивления. Сотни, тысячи немецких солдат сдавались в плен.

Мы в свое время крепко спорили с представи­телями разведывательного и оперативного управ­лений штаба фронта, допускавших просчет в опре­делении численности окруженных войск. Но и мы все-таки не ожидали такого количества пленных. Комдивы доносили: «Направляю колонну плен­ных — шесть человек по фронту, километр в глу­бину». Колонны направлялись к железнодорожно­му виадуку, где велся точный подсчет.

С наблюдательного пункта командарма отчет­ливо было видно, как рекой, медленно извиваясь, текли черные бесконечные колонны. Пленные шли тысячами, а за ними, безразлично поглядывая по сторонам, шагали два-три автоматчика, вот и вся охрана».

Вот так, бесконечными вереницами пленных, закончилась Сталинградская битва. Ни один из тех, кто попал в ноябрьские дни в кольцо, не ушел из него. Это была великая победа нашего оружия. Она вошла в историю военного искусства вечной страницей, А если говорить о точной записи на этой странице, то она проста и лаконична, потому что сделана людьми военными. Воронов и Рокос­совский так написали в донесении Верховному Главнокомандующему Сталину:

«Выполняя Ваш приказ, войска Донского фронта в 16.00 2.11. 43 г. закончили разгром и унич­тожение сталинградской группировки противника.

…В связи с полной ликвидацией окруженных войск противника боевые действия в городе Ста­линграде и в районе Сталинграда прекратились».

ПОСЧИТАЕМ ТРОФЕИ

Закончилась битва. Теперь самое время посчи­тать трофеи, поглядеть, как наша победа изобра­жается цифрами. Советские люди и весь мир не сразу узнали эти цифры. Понадобилось много дней, чтобы сосчитать застывшие на степном просторе, в оврагах, в городских развалинах танки, орудия, автомобили. Надо было сосчитать и вра­гов, которые уже не могли сеять смерть.

За все 200 дней боев противник потерял убиты­ми, ранеными, пленными 1 миллион 500 тысяч че­ловек, из них 800 тысяч за время нашего контрна­ступления. Танков и штурмовых орудий потеря­но около 2 тысяч, боевых и транспортных самолетов около 3 тысяч, орудий и минометов больше 10 ты­сяч.

Древние греки, ты знаешь об этом, захваченное оружие и доспехи врага вешали на дерево, расту­щее на поле боя, Давай вообразим дуб между Волгой и Доном. Давай повесим на его ветки — они выдержат такую тяжесть — трофеи, взятые Донским фронтом в кольце,

Вот они:

5 762 орудия,

1 312 минометов,

12 701 пулемет,

10 722 автомата,

744 самолета,

1666 танков,

261 бронемашина,

80 438 автомашин,

10 тысяч мотоциклов,

3 тысячи велосипедов,

240 тракторов,

571 тягач,

3 бронепоезда,

58 паровозов,

1403 вагона,

696 радиостанций,

933 телефонных аппарата,

337 складов,

13787 повозок.

Мы поставим под донским дубом

91 тысячу пленных солдат и офицеров,

23 генерала и

1 фельдмаршала.

Хотя древние вешали на дерево только оружие, не будет лишним на нашем дубе высказывание бывшего гитлеровского начальника: «Поражение под Сталинградом повергло в ужас, как немецкий народ, так и его армию. Никогда прежде за всю историю Германии не было случая столь страшной гибели такого количества войск. Генерал 3. Вестфаль».

Я мысленно представляю себе этот богатыр­ский дуб. Он стоит на степном просторе, под све­жим ветром, со всех сторон открытый. Каждый может поглядеть на него. И люди смотрят с ра­достью. А потом печалятся и опускают головы, вспоминают тех, кто отдал за победу свои жизни.

Богатырский дуб виден издалека. Пусть смот­рят на него из-за океанов, из-за гор, из-за рек — с севера, с юга, с запада, с востока.

Пусть смотрят на него и наши недруги. Для них мы повесили высказывание генерала Вестфаля. Нам-то оно и не так уж нужно — силу свою мы знаем, и не злорадные мы. Но тем, кто замышляет новые походы против СССР, полезно будет по­смотреть на эту фразу как на формулу закона, по которому кончаются войны с Советским Союзом. Каждый, кто мечтает о войне с нами, может легко узнать ее исход. Для этого в «формулу» генерала он пусть поставит свои «величины» — название страны, где он живет, и национальную принадлеж­ность армии.

«Поражение под… повергло в ужас как… народ, так и его армию. Никогда прежде за всю историю… не было случая столь страшной гибели такого количества войск».

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: